Рус Укр
ГоловнаБлогиУкраина продолжает строить воздушные замки в сфере энергетики

загрузка...
Loading...
Опитування всі опитування
ЩО ПЕРЕШКОДЖАЄ ВАМ ВЧАСНО СПЛАЧУВАТИ РАХУНКИ ЗА ПОСЛУГИ ЖКГ?
Занадто високі тарифи
Регулярне підвищення квартирної плати
Низька якість послуг або їх повна відсутність
Не дотримання виконавцями термінів з вивезення сміття
Бездіяльність ЖЕКу
Нічого, я завжди вчасно сплачую
Я не вважаю за потрібне платити за комунальні послуги

 

телефонний довідник ЖКХ

комунальний кодекс

Украина продолжает строить воздушные замки в сфере энергетики

1592
Очередной и явно не последний газовый конфликт с Российской Федерацией вновь продемонстрировал энергетическую шаткость нашей страны. Что бы ни предпринимали государственные мужи, проблемы в топливной сфере исчезать не желают. Почему же единственная отрасл

Причин нынешнего состояния отечественного ТЭК, по меньшей мере, семь. Во-первых, он развивается не в соответствии с одобренной в 2006 г. Энергетической стратегией, а, скорее, вопреки ей, что подтверждается забавными заблуждениями очень любимых нынешней властью западных аналитиков (которые разрабатывают свои прогнозы исключительно на ее основе). Во-вторых, упомянутый документ был подготовлен, когда не существовало стратегии развития отечественной экономики в целом (последней, кстати, не существует до сих пор). В-третьих, в одобренных правительством документах (и это не только Энергетическая стратегия) был проигнорирован опыт европейских стран по разработке и реализации похожих программ. В-четвертых, не были четко (хотя бы до четвертого знака) определены объемы и, самое главное, источники финансирования предложенных проектов. В-пятых, базой для расчетов стали не стабильные 2002…2004 гг., а кризисные 1990-е, когда рыночные отношения в Украине напоминали Чикаго времен сухого закона, теневая экономика процветала, а уровень доходов населения неуклонно снижался. В-шестых, принятие многочисленных государственных программ, необходимых для успешной реализации стратегии, затягивается, а уже принятые ей, мягко говоря, не соответствуют. Наконец, в-седьмых, во всех одобренных документах из-за отсутствия четко сформулированных принципов, ориентиров, механизмов и темпов реализации государственной политики в энергетической сфере полностью отсутствует системный подход, а региональные особенности в производстве и потреблении различных видов топлива и энергии попросту выведены за скобки.
 

О последней причине можно говорить дольше всего, да и наглядных примеров системности предостаточно. Так, в 1981 г. для получения теплоты в Швеции использовалось четыре основных источника энергии, среди которых доминировал природный газ (85% потребления). Однако за 25 последующих лет ситуация изменилась. Количество источников увеличилось втрое, а доля используемого в теплоэнергетике природного газа сократилась в 14 (!) раз. Скажете, Швеция – далеко, так есть еще один пример – Белоруссия. В Минске была утверждена не только Концепция энергетической безопасности и повышения энергетической независимости (кстати, с критериями оценки последней), но и механизмы ее реализации – пятилетние Государственные комплексные программы модернизации основных производственных фондов белорусской энергетической системы, энергосбережения и увеличения доли использования в республике собственных топливно-энергетических ресурсов.
 

В частности, концепцией энергетической безопасности нашего северного соседа (зависящего от поставок нефти и газа из РФ на 96%! – страшный сон для Украины) предусмотрено к 2020 г.:
– максимально возможное с точки зрения экономической и экологической целесообразности (выделено мной – Г.Р.) вовлечение в топливно-энергетический баланс собственных топливных ресурсов (нефти и попутного газа, торфа, дров (!) и древесных отходов, возобновляемых источников энергии, вторичных энергоресурсов) – до 25% от общего потребления котельно-печного топлива;
– ввод новых генерирующих мощностей на альтернативных газовому и мазутному топливу источниках (АЭС, ГЭС, ТЭС и ТЭЦ на местных видах топлива);
– замещение природного газа на уголь в промышленности в объеме 1,0 млн т у.т. в год;
– увеличение стратегических запасов основных топливно-энергетических ресурсов, в том числе за счет расширения объемов хранения газа в ПХГ;
– модернизация и реконструкция мощностей на существующих энергетических источниках, в том числе внедрение парогазовых технологий;
– создание электрогенерирующих мощностей на базе промышленных и жилищно-коммунальных источников теплоты, с доведением установленной электрической мощности на этих объектах до уровня не менее 400 МВт.
 

Казалось бы, в чем отличия? Ведь Энергетической стратегией Украины предусмотрены едва ли не аналогичные шаги (правда, об их экономической и экологической целесообразности отчего-то не говорится). Но, характерный нюанс: в белорусской программе объемы финансирования рассчитаны с точностью до пятого знака, а основными источниками средств названы не возвращение просроченных долгов, увеличение стоимости ТЭР для населения и «расширение привлечения» кредитных ресурсов, а реально существующие средства инновационных фондов и промышленных предприятий. И в шведском, и в белорусском проекте энергетическая безопасность – это не бездумный переход на альтернативные российскому газу энергоносители, а использование технологий с высокими коэффициентами преобразования энергии. Не замена одного энергозатратного производства другим (а также газа – углем, бензина – этанолом, дизеля – рапсовым эфиром) и не перенимание навязываемых отдельными доброхотами дешевых, но малоэффективных альтернатив.
 

Шведский и белорусский проекты демонстрируют путь системного подхода к решению энергетической проблемы, опирающийся на два главных тезиса:
 

1) каждый потребитель должен получить возможность использовать разные источники энергии, руководствуясь экономической и экологической целесообразностью;
 

2) энергетическую безопасность можно обеспечить, развивая разукрупненную многополюсную энергетику (еще раз обратите внимание на шведский вариант), учитывающую особенности производства и потребления ТЭР в каждом регионе.
 

Геннадий Рябцев
 
Коментарі (0)
Блоги