Рус Укр
ГоловнаБлогиО переводе всех ТЭЦ страны с газа на уголь или водоугольное топливо

загрузка...
Loading...
Опитування всі опитування
ЩО ПЕРЕШКОДЖАЄ ВАМ ВЧАСНО СПЛАЧУВАТИ РАХУНКИ ЗА ПОСЛУГИ ЖКГ?
Занадто високі тарифи
Регулярне підвищення квартирної плати
Низька якість послуг або їх повна відсутність
Не дотримання виконавцями термінів з вивезення сміття
Бездіяльність ЖЕКу
Нічого, я завжди вчасно сплачую
Я не вважаю за потрібне платити за комунальні послуги

 

телефонний довідник ЖКХ

комунальний кодекс

Погода

О переводе всех ТЭЦ страны с газа на уголь или водоугольное топливо

6483
«Мы переводим все наши ТЭЦ на уголь. На это будет нужен приблизительно год, но мы эту работу уже начали... Как только будет принят закон о выводе их из объектов, которые не подлежат приватизации, мы будем их направлять в концессию или на приватизацию...."

 «Мы переводим все наши ТЭЦ на уголь. На это будет нужен приблизительно год, но мы эту работу уже начали... Как только будет принят закон о выводе их [ТЭЦ] из объектов, которые не подлежат приватизации, мы будем их направлять в концессию или на приватизацию. Но с одним условием – перевод на водоугольную технологию. Эту технологию мы сейчас разрабатываем вместе с китайскими партнерами. Она даст нам экономию около 6 млрд кубометров газа в год».

(Юрий Бойко, министр энергетики и угольной промышленности Украины, 16.01.12)

   В настоящее время в Украине 78% тепловой энергии для коммунальной сферы генерируется с использованием природного газа. Такую роскошь не позволяют себе даже страны-экспортеры. Но может ли стать панацеей для отечественного ЖКХ уголь или водоугольное топливо?

Спору нет: в 2011 г. наша страна добыла почти на 10% больше угля, чем год назад. И 84 млн т – это всего на 4,5% меньше предусмотренных на 2010 г. пессимистическим сценарием Энергетической стратегии 88 млн (хотя появление в конце года профицита этого вида топлива объясняется не столько увеличением добычи, сколько падением спроса). Вот только каждый миллион тонн сырья оплачен двумя жизнями (в 2011 г. в забоях погибло 160 украинских горняков). И от 3 до 6 млн т угля – это продукция до 13 тыс. нелегальных копанок. При этом 22% украинских шахт эксплуатируются более 75 лет, половина – неперспективны и убыточны, почти 96% – работают без какой-либо реконструкции свыше четверти века. Из семи тысяч единиц основного стационарного оборудования две трети нуждаются в немедленной замене, доля механизированных комплексов и комбайнов в парке добывающего и проходческого оборудования не превышает 20%, а на шахтах, разрабатывающих крутые пласты, почти 60% добычи обеспечивается отбойными молотками. Иначе говоря, отрасль находится в столь запущенном состоянии, что наращивать поставки угля на старые и неэффективные ТЭС и ТЭЦ не только проблематично, но опасно.

Уголь, конечно, дешевле газа и мазута. В мировой практике соотношение цен на эти ТЭР в пересчете на теплоту сгорания составляет 1,0:1,2:1,3. Но тепловую энергию из угля дешевой не назовешь. Его использование на ТЭС и ТЭЦ предусматривает наличие множества вспомогательных и дополнительных узлов, а именно: подъездных путей и соответствующей инфраструктуры, железнодорожных вагонов и их опрокидывателей, бункеров хранения, трактов подачи топлива с узлами пересыпок, дробилок и мельниц, гравитационных и инерционных пылеуловителей. Поскольку уголь рассыпается, самовозгорается, пылит, а пыль взрывается, необходимы системы пылеподавления, аспирации, гидросмыва с очистными сооружениями. Все эти дополнительные узлы увеличивают объемы и стоимость строительства тепловых станций, усложняют работу персонала, не обеспечивая стопроцентной гарантии безопасности и нормальных условий работы.

Даже премьер-министр Украины Николай Азаров признает: «Если стоимость газа будет порядка $220/тыс. куб. м, то использование угля по сравнению с газом становится неэффективным. Поэтому мы должны очень гибко работать и гибко выстраивать свою экономическую политику, потому что это все – громаднейшие затраты».

В общем, возвращение угля в энергетику не предусматривает его архаичного сжигания, тем более что технологии советского времени использовать уже невозможно. И не только из-за низких коэффициентов преобразования энергии. Старых котлов попросту уже нет. Например, на Николаевской ТЭЦ оборудование для работы на угле было демонтировано еще в 1970-х, и его восстановление будет стоить столько же, сколько строительство новой теплоцентрали (а реконструкция может привести к нарушению графиков производства и поставок энергии из-за длительной остановки котлов). Необходимы современные технологии и новые ТЭР, позволяющие использовать все достоинства угля и свести к минимуму проблемы его применения. Одним из таких видов топлива может стать водоугольное, помогающее к тому же утилизировать шламы, образующиеся при гидродобыче угля и его мокром обогащении.

Водоугольное топливо (ВУТ) – это дисперсная система, состоящая из тонкоизмельченного угля фракции 0…500 мкм (59…70%, в зависимости от качества исходного сырья), воды (40…29%), пластификаторов и стабилизаторов (около 1%). Температура воспламенения ВУТ составляет 450…650, горения – 950…1050°С. Низшая теплота сгорания – 3,85 Гкал/т (газа – 7,20 Гкал/тыс. куб. м; мазута – 9,50 Гкал/т). Водоугольная смесь обладает всеми технологическими свойствами жидкого топлива: перевозится в цистернах, транспортируется по трубопроводам, в танкерах и наливных судах, хранится в закрытых резервуарах, сохраняет свои характеристики при длительном хранении. К тому же оно взрыво- и пожаробезопасно. Стоимость гигакалории тепловой энергии, получаемой при сжигании ВУТ, природного газа, угля и мазута, соотносится, как 1,0:1,3:1,5:2,1.

Однако при всех перечисленных преимуществах:

– перевод газовых, угольных и мазутных ТЭС и ТЭЦ на ВУТ требует значительных капиталовложений, особенно на первом этапе их промышленного использования;

– в Украине отсутствует опыт, технологии, оборудование и специалисты для перевода ТЭЦ на ВУТ и соответствующая инфраструктура для его производства, транспортировки, хранения и применения;

– технология приготовления ВУТ является громоздкой и затратной; в частности износ оборудования, используемого для мокрого помола угля (а, значит, и затраты на его амортизацию) в разы выше, чем при сухом помоле;

– для производства 1 т ВУТ необходимо впятеро больше энергии, чем для получения 1 т сухого угля, пригодного для использования на ТЭЦ;

– большинство видов ВУТ имеет широкий фракционный состав и нестабильные характеристики, из-за чего в котлах большой мощности возможен его значительный недожог (до 15%);

– по надежности сопла форсунок для распыления ВУТ уступают мазутным (ресурс – до 40 ч);

– чтобы обеспечить высокую эффективность сжигания ВУТ, как правило, требуется подсветка его факела высокореакционным топливом;

– значительная часть тепловой энергии, генерируемой при сжигании ВУТ, расходуется на испарение присутствующих в нем 30…40% воды.

Так что «пристроить» водоугольное топливо на всех отечественных ТЭЦ практически невозможно. Целесообразнее связывать надежды лишь с угледобывающими регионами, теплоэнергетика которых использует привозной ресурс. Правда до сих пор не решен главный вопрос: кто вложит миллионы долларов в переоснащение котельных?

Законопроектом №9713 от 16 января предусмотрено исключить из перечня не подлежащих приватизации объектов 13 украинских ТЭЦ (Днепродзержинскую, Криворожскую, Северодонецкую, Лисичанскую, Севастопольскую, Николаевскую, Одесскую, Херсонскую, Симферопольскую, Камышбурунскую, Харьковскую ТЭЦ-5, ТЭЦ «Эсхар» и Сакские тепловые сети). Большинство из этих предприятий (основным топливом которых является природный газ, а резервным – мазут) убыточны. На многих «забывают» платить зарплату (11 октября на Лисичанской ТЭЦ состоялась даже акция протеста). Как говорится на сайте Николаевской теплоэлектроцентрали, запущенной в конце 1940-х: «Сегодня тепловики могут лишь говорить о том минимальном ремонте сетей и оборудования, который позволяет год от года в октябре месяце все-таки начинать отопительный сезон».

Кому же нужны такие предприятия и на какую же «концессию» рассчитывает Ю. Бойко? Или разговоры об обязательном переводе «чертовой дюжины» ТЭЦ «на водоугольную технологию» – лишь повод для нового передела завалявшейся у государства собственности? Согласитесь: вряд ли депутат Одесского областного совета от ПР Игорь Учитель, называемый местными СМИ «основным претендентом на приватизацию Одесской ТЭЦ», станет переводить ее на уголь, если возглавляемая им «Одессагаз» – крупнейший кредитор указанной теплоэлектроцентрали.

Геннадий Рябцев
 
Коментарі (0)
Блоги