Рус Укр
ГоловнаБлогиДонбасские перспективы
Loading...
Опитування всі опитування
ЩО ПЕРЕШКОДЖАЄ ВАМ ВЧАСНО СПЛАЧУВАТИ РАХУНКИ ЗА ПОСЛУГИ ЖКГ?
Занадто високі тарифи
Регулярне підвищення квартирної плати
Низька якість послуг або їх повна відсутність
Не дотримання виконавцями термінів з вивезення сміття
Бездіяльність ЖЕКу
Нічого, я завжди вчасно сплачую
Я не вважаю за потрібне платити за комунальні послуги

 

телефонний довідник ЖКХ

комунальний кодекс

Погода

Донбасские перспективы

2896
«Я убежден, что в Восточной Украине, на Донбассе, у нас очень большие перспективы [в отношении сланцевого газа]. И объем добычи будет примерно от 10 до 15 млрд кубов». Что имел в виду Юрий Бойко

В течение последних 20 лет, называемых периодом глобализации и рыночного фундаментализма, газовая отрасль существенно изменилась. Мир быстро оценил экономические и экологические преимущества голубого топлива. Благодаря этому производители стали стремительно наращивать его добычу, совершенствовать технологии добычи и поставки. Стремительное подорожание газа в 1995-2008 гг. сделало рентабельными множество новых технологий. Они позволили разрабатывать не только обычные залежи голубого топлива, расположенные преимущественно в нестабильных регионах земного шара, но и добывать «нетрадиционный» газ, резервами которого обладают практически все страны мира.
 

Чтобы понять, о чем пойдет речь, – немного терминологии.

Природный газ (англ. gas) – смесь метана и других газообразных углеводородов (этана, пропана, бутана и др.), которая образовалась в недрах земли в результате разложения органических веществ без поступления кислорода. Природный газ может находиться:

– в газообразном состоянии – в виде отдельных скоплений (газовых залежей) или газовой шапки нефтегазовых месторождений (conventional non-associated gas);

– в растворенном состоянии в нефти или воде – в виде попутного газа (conventional associated gas);

– в твердом кристаллическом состоянии – в виде природных газогидратов (gas clathrates, gas hydrates).

Нетрадиционным (unconventional gas) называют природный газ:

– глинистых сланцевых пород (сланцев, обогащенных органикой; gas-rich shale, shale gas);

– угольных пластов (coalbed methane);

– плотных коллекторов (центрально-бассейновый; плотных песчаников; tight gas sands).

Иногда выделяют также газ глубокого залегания (deep natural gas) и геологических зон под давлением (geopressurized zones).

С 2010 г. министерство энергетики США использует для определения газа из нетрадиционных источников термин «газ коллекторов низкой проницаемости» (low-permeability reservoirs gas).

Считается, что некоторые регионы, в частности Китай, Индия, Австралия и Европа располагают большими ресурсами нетрадиционного газа, расположенными вблизи основных центров потребления. Однако их освоение связано со следующими трудностями:

– недостаточная изученность залежей с точки зрения геологических и экономических характеристик;

– ограниченный доступ к ресурсам из-за их разбросанности и, обычно, большой глубины залегания;

– экологические ограничения ввиду необходимости охвата добычей больших площадей, значительного и интенсивного нарушения целостности недр, отсутствия больших объемов воды, необходимых для бурения скважин;

– удаленность ресурсов от существующей инфраструктуры.

Впрочем, в оценке ресурсов (объем которых определяют на основе геологических предпосылок и теоретических построений) и запасов (устанавливают по результатам геологических и геофизических исследований) нетрадиционного газа присутствует большая неопределенность. Если в МАГАТЭ уверены, что такого топлива на земном шаре впятеро больше, чем обычного, то Cedigaz считает нетрадиционными всего 4% от достоверных мировых запасов.

Такой разброс вызван отсутствием детальной оценки ресурсов и, тем более, запасов нетрадиционного газа за пределами Северной Америки. Уже почти 15 лет все зарубежные источники опираются на исследование 1997 An Assessment of World Hydrocarbon Resources, в котором дана оценка емкости газоносных пластов и коллекторов нетрадиционного газа (unconventional gas reservoirs). При этом его автор, немецкий специалист по экономике энергетики Ганс-Холегр Рогнер называл свои данные о 900 трлн куб. м ресурсов «гипотетическими и спекулятивными».

Практически те же объемы (850 трлн куб. м) содержатся и в отчетах Международного энергетического агентства (МЭА), которое называет их gas resources in place с оговоркой о крайней неопределенности приводимых оценок. При этом МЭА намеренно или случайно говорит не о gas reservoirs, фактически, «пластах, которые могут содержать газ» (как у Г.-Х. Рогнера), а о gas resources – «ресурсах газа как такового».

Другие исследователи приводят вышеупомянутые объемы уже без оговорки МЭА, «гипнотизируя» общественность огромными «запасами» нетрадиционного газа в мире, хотя такие оценки не подтверждены никакими серьезными исследованиями, кроме доклада Г.-Х. Рогнера.

Собственно сланцевый газ, метан угольных пластов, газ плотных коллекторов часто ошибочно объединяют термином «сланцевый», хотя перечисленные виды нетрадиционного газа характеризуются разными горно-геологическими условиями залегания и формирования, требуют различных методов и методик оценки, разведки, разработки, добычи и, соответственно, затрат на освоение.

В частности, газ плотных коллекторов (центрально-бассейновый газ; газ плотных песчаников; tight gas sands), который имел в виду Ю. Бойко, – это газовая смесь, присутствующая в коллекторах малой пористости (до 7...8%) и низкой проницаемости (до 3...7 мД) и содержащих их аргиллитах (сланцах). В отличие от традиционных газовых ресурсов, центрально-бассейновый газ не связан с традиционными ловушками, а находится во всей центральной погруженной части (в депрессиях, котловинах) нефтегазоносного бассейна, занимая значительные площади (до 8000 кв. км). В пределах крупных скоплений такого газа имеются и обычные газовые залежи. Поэтому центрально-бассейновые ресурсы больше суммарных традиционных.

С технологической точки зрения центрально-бассейновый газ считается одним из приоритетных среди нетрадиционных видов. При прогнозировании и подготовке газоносных плотных коллекторов к бурению, оценке перспективных ресурсов и промышленных запасов используют разработанные для традиционных углеводородов методики и технологии. Поэтому проблема освоения центрально-бассейнового газа является не столько геологической, сколько технологически-экономической.

Исследования центрально-бассейнового газа впервые начали в Северной Америке (преимущественно в США) в 1970-х в связи с уменьшением объемов добычи традиционных энергоносителей. Ресурсы центрально-бассейнового газа в США составляют, по разным оценкам, 12...142 трлн куб. м.

Объемы добычи газа этого вида в Соединенных Штатах составляют до 30 млрд куб. м в год. Разработку ведут с применением интенсифицирующих методов (гидроразрыв) в зонах повышенной производительности (sweet spots) в Скалистых горах (скопления Сан-Хуан, Грей Грин-Ривер, Западно-Канадское) и на Североамериканской платформе (Анадарко, Аппалачское, Пермское, Вал-Верде). При этом добыча является рентабельной на глубинах до 2,5 км (!). Обычно извлекается 28...40% газа. С развитием технологий добычи коэффициент газоотдачи может быть увеличен до 60%.

В Европе центрально-бассейновый газ не добывают.

На Государственном балансе полезных ископаемых Украины по состоянию на 1 января 2010 г. месторождения и запасы газа плотных коллекторов отсутствуют. Его систематическая разведка не велась. Наиболее перспективными для поисков отечественные геологи называют Машивско-Шебелинский, Спиваковский и Кальмиус-Бахмутский газоносные районы (Днепровско-Донецкая нефтегазоносная область). Наибольшая плотность (концентрация) ресурсов (201...300 млн куб. м/кв. км) приходится на три участка в Октябрьско-Лозовском и Кальмиус-Бахмутском нефтегазоносных районах, а также на Близнюковской моноклинали. Плотность на остальной территории – 50...200 млн куб. м/кв. км. При этом около половины газа находится на глубинах 4,0...4,5 и лишь 4% на глубине 2,0...3,0 км.

До конца 2012 г. Минприроды планирует получить от американских специалистов, которым в начале 2011 г. была передана геологическая информация, независимой оценки запасов (или все же ресурсов?) нетрадиционного газа, которые можно разрабатывать с помощью существующих технологий. По предварительным оценкам УкрГГРИ Минприроды Украины, извлекаемые прогнозные ресурсы газа плотных коллекторов в центральной и юго-восточной частях Днепровско-Донецкой впадины составляют 8,5 трлн куб. м, в частности в Серпуховском комплексе, характеризующимся наилучшим сочетанием предпосылок образования ресурсов и условий их освоения, – 1,4 трлн. Примером значительных ресурсов газа плотных коллекторов является Шебелинское газоконденсатное месторождение, объемы которого специалисты УкрНИИгаз оценивают в 1 трлн куб. м. Однако большие глубины залегания (более 3,0 км; в США добыча рентабельна до глубины 2,5 км) и высокая крепость пород (их сопротивляемость разрушению, в том числе гидроразрыву) могут значительно увеличить затраты на разведку и опытно-промышленную разработку украинского центрально-бассейнового газа и сделать его добычу нерентабельной.

Тем не менее, по подсчетам отраслевого министерства, в 2010-2011 гг. заключено 21 соглашение с иностранными компаниями о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов, в том числе нетрадиционного газа. В частности, 27 октября 2010 г. подписан меморандум между Минэнергоугля, НАК «Нефтегаз Украины», министерством энергетики РФ и группой компаний ТНК-ВР. Последняя претендует на шесть перспективных участков в Луганской и Донецкой областях. В реализацию первого этапа проекта, предусматривающего бурение 36 оценочных скважин, ТНК-ВР намерена инвестировать до $50 млн.

18 ноября того же года ТНК-BP и ООО «ТНК-ВР Разведка и добыча Украина» подписали меморандум о сотрудничестве в области разведки и добычи природного газа плотных коллекторов с Луганской облгосадминистрацией и Луганским облсоветом, предусматривающий инвестиции в размере 2,48 млрд грн. 26 ноября аналогичное соглашение подписано в Донецке. В геологическое исследование недр и поисковое бурение в этом регионе планируется вложить 240 млн грн (и 12 млрд, если результаты окажутся положительными).

Вести разведку центрально-бассейнового газа на Юзовской площади (Донецкая и Харьковская области) планирует и корпорация Shell. Ее заявка одобрена межведомственной комиссией, которая, однако, сократила размеры заявленной к разведке площади до 7,9 тыс. кв. км. В мае 2011 г. специалисты Shell оценили вероятность экономической целесообразности разработки Юзовской площади в 10...15%.

Впрочем, действующее украинское законодательство в целом не способствует газодобывающим компаниям. Нормативные акты, регулирующие процесс получения лицензий и разрешений, несовершенны, процедура бюрократизирована, продажа лицензий на пользование недрами непрозрачна, срок действия соглашений недостаточен. Не решена проблема землеотвода. Все это существенно уменьшает привлекательность Украины в глазах инвесторов, которыми сформулированы следующие пожелания в отношении отечественной регуляторной базы:

– возможность получения в пользование больших участков недр (по аналогии с соседними странами, в частности Польшей и Румынией);

– возможность оформления специальных разрешений на поиск и добычу газа сроком более чем на 20 лет;

– предоставление налоговых льгот, в том числе освобождение от уплаты импортных пошлин и НДС при ввозе необходимого оборудования;

– предоставление гарантий от негативных изменений законодательства, в частности налогового и разрешительного.

Украине следует внести и другие изменения в законодательство, реорганизовав внутренний газовый рынок. В частности, должно быть отменено субсидирование отдельных потребителей (населения, металлургических, химических компаний), а тарифы выровнены и приближены к экономически обоснованному уровню. Добывающим предприятиям не должны выдвигаться требования, связанные с внутренним рынком (например, в отношении поставок газа отдельным категориям потребителей или соблюдения определенной ценовой политики). Следует обеспечить свободу экспорта, для чего инвесторы должны получить доступ к транспортной сети и подземным хранилищам. Без этого газовый потенциал Украины останется нереализованным не только к 2015-му, но и к 2030 г.
 

Три стадии реализации национальных проектов в Украине:

1. Конь не валялся.

2. Конь заржал.

3. Коня пристрелили.

Геннадий Рябцев
 
Коментарі (0)